Мел Гибсон признает пощечины, но не избиение

Мэл Гибсон

Мел Гибсон (Mel Gibson), сражающийся с Оксаной Григорьевой (Oksana Grigorieva) за опеку над их маленькой дочерью, заявил под присягой, что признает, что дал ей пару пощечин, поскольку она закатила истерику и могла навредить ребенку, но отрицает факт избиения.

Мел имеет в виду сильную ссору между ними, случившуюся в ночь на 6 января 2010 года, и заставившую департамент шерифа округа Лос-Анджелес (L.A. County Sheriff's Department) начать расследование домашнего насилия. Оксана обвинила Мела в том, что он ударил ее в висок и разбил рот, выбив два зуба.

Но Мел рассказывал совсем другую историю. Согласно его заявлению от 23 июня 2010 года, Мел говорил, что он и Оксана ссорились (что случалось очень часто) в его доме в Малибу (Malibu), когда Оксана схватила Люсию из ее из кроватки и закричала: 'Прекрати орать или ты превратишь ее в отсталую идиотку с поврежденным мозгом!'

Затем, по словам Мела, Оксана развернулась, побежала в комнату ее старшего сына, после чего выбежала во двор. Ночью двор, тускло освещенный и устроенный на разных уровнях, опасен, но Оксана пробежала по нему около 75 ярдов, рядом с колючими кустарниками. Он умолял Оксану вернуть и занести Люсию (Lucia) домой, но она убегала, в то время как девочка тряслась на ее руках – Григорьева уворачивалась, чтобы не дать Гибсону перехватить ребенка. Мел добавил, что Оксана вела себя истерически, а ребенок все трясся, его бросало из стороны в сторону, и Мел испугался синдрома тряски младенца, что, как известно, может привести к серьезным повреждениям головного мозга. Когда она снова отказалась отдать ему ребенка и продолжала свое беспорядочное движение, Мел хлопнул ее по щеке с одной стороны – даже не пощечину дал, а просто хлопнул, чтобы вернуть ее к реальности и вывести из истерического состояния, чтобы Оксана перестала кричать и трясти свою дочь.

История, изложенная Гибсоном, может защитить его от обвинений в домашнем насилии, поскольку, по его словам получается, что он использовал разумную силу, чтобы защитить ребенка от травм. Что же касается обвинений Оксаны, Мел утверждает, что никогда не бил ее кулаками, не наносил ударов в лицо, виски или какое-либо другое место – ни тогда, ни в любое другое время. У Оксаны не было ни крови, ни выбитых зубов, хотя, конечно, мог отлететь один из виниров, но он этого не заметил. Он добавил, что хотя он не владел ситуацией, как должен был, он волновался о вреде, который тряска могла причинить ребенку, но не прикоснулся к дочери. На следующий день Люсию осматривал педиатр и не нашел никаких доказательств получения травмы.

Перевод: Елена Мурзина

16.11.2010
Мэл Гибсон

Мел Гибсон признает пощечины, но не избиение

Добавьте свою новость

Здесь